Реклама

Свернуть

Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Дениска и Ромич

Свернуть
X
 
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Дениска и Ромич

    Владимир Алексеевич жил в маленькой квартирке с балконом один. Да и вообще, как говорится "по жизни", он тоже был совершенно одинок, ну то есть были, конечно, какие-то дальние родственники, - не отец, не мать, потому что давно умерли в Калуге, где он родился и откуда давно уехал в столицу, - а так, какие-то две тетки, родная и двоюродная и их никогда не виданные взрослые сыновья.
    По своей малой родине, по серой пыльной провинции Владимир Алексеевич никогда и не тосковал и в Москве, надо сказать, преуспел на зависть: наладчик в ателье по ремонту бытовой аппаратуры. Деньжата водились, и вот, даже квартирку со временем выхлопотал с балконом на окраине Москвы, - ну да, за взятку, а что такого? В Райисполкоме Зинаида Андреевна такая, он ей телевизор два раза на дому чинил и стиральную машину, и за полторы тысячи на очередь поставила, а иначе ему бы своего жилья в жизни не видать. Вот только семьи у него не было, потому что после 50-ти попробуй-ка найди, да и друзей совсем никого не осталось после того как умер от водки сосед по лестничной клетке Петро Малышев. Так его все звали: Петро. Да, от водки... А уж как Владимир Алексеевич его отговаривал и всегда умолял бросить, потому что и сам ведь совсем не пил, и даже фамилия у него была такая непьющая, - Разумов. Хотя умным человеком он не был и прекрасно отдавал себе в этом отчет: - "Эх, и зачем живу, черт его знает...". Так он часто себе говорил, когда был не в духе. В такие неприятные моменты он как правило выходил на балкон и нервно закуривал сигареты "Новость", про которые он даже кого-то слышал, что их якобы курил Брежнев, хотя это может быть вранье.

    А квартирка у Владимира Разумова была скучная и темная: мебелишка хоть и справная, из хорошей комиссионки, и обои дорогие югославские, но все без выдержанного стиля, - все эти полированные серванты, полки и тумбочки и торшер были черт знает что, разномастные и не в цвет. А уж пылищи... Хозяйки нету. Половичков этих, слоников и макроме разных уютных по стенкам, - ничего этого нету. Скучно Владимиру Алексеевичу. Книг не читает, в зоопарк не ходит, в гости пригласить некого. Зачем живет? Вот и выходил он довольно часто в таком нерасположении духа покурить на балкон.
    "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

  • #2
    Дом напротив, то есть тот кирпичный "хрущевской" застройки пятиэтажный домишко, который стоял торцом против балкона Владимира Алексеевича, - был всего лишь в каких-то десяти шагах, так что, выходя покурить, Разумов часто видел и слышал в окне напротив двоих ребят, довольно молодых и, скорее всего, сразу после армии, - они все время переходили из комнаты в кухню и обратно, то есть из одного освещенного окна в другое, что-то такое делали и громко переговаривались и даже переругивались, так что Разумову было отчетливо слышно почти каждое слово, а называли они друг друга так: тот что повыше и крепкого телосложения с заметно тронутым оспой лицом был Дениска, а другой, черноусый и симпатичный, худощавый, - это, надо полагать, Рома, потому что и товарищ называл его Ромич, и еще один какой-то парень, который не жил в их квартире, но часто к ним приходил, может быть, из соседнего дома и всегда вечером, басовитый и заметно постарше, тот тоже говорил "Ромич", - он всегда усаживался на край стола, как было хорошо в сумерках видно Владимиру Алексеевичу в освещенном открытом настежь правом окне, то есть на кухне, попивал из бутылки "Жигулевского" и гулко басил, рассказывая что-то ужасно задорное, веселое и обращаясь к обоим приятелям: бу-бу-бу-бу-бу, Ромич! А?.. Бу-бу, гу-гу-гу, Дениска!

    И еще, раз или два в неделю, приходили какие-то девчонки, почему-то почти все время разные, но всегда одинаково шумные и веселые, хотя пьяными Разумов этих ребят не видел практически никогда, за исключением может быть одного раза, - это было в какой-то праздник, и крепыш Дениска повалил Ромича прямо на пол, надавив ему на грудь коленом, и замахивался на него все время кулаком, но не бил, а все только угрожал: - "Я тя щас могу знаешь как... я те могу ща всю харю разбить, поял?", - и стоящая рядом девчонка тогда почему-то не визжала, как это бывает обычно с девушками при драке, а наоборот, - хохотала и даже подбадривала дерущихся, что особенно удивило с интересом наблюдавшего за ними со своего балкона Владимира Алексеевича, а самого-то его они видеть не могли никак, потому что балкон у него был застекленный.
    "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

    Комментарий


    • #3
      Ну вот, таким значит образом и Владимир Алексеевич тоже стал их называть зачем-то про себя не Денисом и не Ромой, а именно так как они себя сами звали, так что бывало, похаживая вечерами рассеянно из угла в угол или вокруг круглого обеденного стола своей нелепой квартирки, он глупо спрашивал себя, а что это, мол, давно не слышно Дениски и Ромича. И когда они наконец появлялись в одном из окон, - в комнате или кухне, и оперевшись локтями о подоконник, голова к голове смотрели вниз, покуривая и поплевывая с четвертого этажа, разглядывали мусороуборочную машину и лениво между собой переговаривались, Владимир напрягал слух и хотя слышал в вечерней тиши двора почти каждое слово, но сам разговор их был ему малопонятен и некоторые слова совершенно не знакомы, например когда они говорили о чем-то, что это супер, или что Маринка не светская, а какой-то Шнитман берет по чирику за рецепт, и еще про что-то, что называется пингфлоид. И очень хотелось ему тогда, тяготимому невыносимым одиночеством, познать тайный смысл и быть причастным незнакомому и сладко-мучительно манящему миру этих парней, которых он был и не так уж намного старше, ну подумаешь, пятьдесят один год, ведь это же немного и он сам тоже мог бы сейчас вполне и с девчонками и все такое... Эх, если бы как-нибудь с ними сойтись, неожиданно как-то познакомиться, войти в их круг и стать там своим, нужным, и вообще, ведь он как-никак по ремонту бытовой техники и запросто мог бы быть тоже среди них классным деловым парнем и заходить к ним в эту их интересную хату и даже пивка можно, хоть он и непьющий, но пивка для веселья можно в принципе, и со временем может быть даже они бы тоже стали звать его как-нибудь Вован или Вовчик, и этот их таинственный толстый друган, который говорит басом, и он тоже, и Шнитман вдруг чудесным образом обретет свои реальные очертания, а девчонки тоже со временем... эх, черт...

      А один раз как-то, это было уже после одиннадцати вечера и их окна были зашторены занавесками и освещены уже не в два рожка, а приглушенно в один, Владимир Алексеевич разглядел в просвете того окна, что в комнате, мелькнувшую явственно голую девичью грудь и круглое плечо с рыжей копной волос, - Маринка, ему все это было хорошо видно потому, что балкон его был чуть выше уровня их окон, почти на метр, и сам он как бы сверху безопасно смотрел в щелку своего балконного остекления, - это мимолетное видение взволновало его очень, и без того часто и по естественным для здорового мужика причинам обуреваемого разного рода фантазиями, и даже в более безобидных случаях, когда он, например, в одних трусах готовил себе на грязной кухне на сковородке что-нибудь вкусненькое с лучком, даже от этого его иногда прошибало непрошенное возбуждение, а ведь с этим возбуждением потом надо что-то делать, хотя тут известно что делают: тут, собственно, вариантов особенно нету, после чего все становится отвратительно и накатывает неприязнь к себе и жгучая зависть к тому, что вот у Ромича все правильно, все как надо, - Ромичу почему-то Владимир больше симпатизировал, так что однажды, когда он увидел скучающего и покуривающего в окне одного Дениску, он решился неожиданно для самого себя и, отодвинув раздвижное остекление балкона, вдруг как можно более непринужденным тоном, как будто они были давно и хорошо уже знакомы, громко заговорил:
      -Дениска, а где Ромич?
      Рассматривавший что-то там внизу на улице Дениска сперва удивленно поднял рябоватое лицо с инстинктивной полуулыбкой удивления, как всегда бывает когда услышишь вдруг непонятно откуда свое имя, но когда увидел напротив себя на балконе совершенно незнакомого чувака, который оказывается, падла, длительное время подслушивал и подглядывал, выражение его лица снова стало довольно серьезным. "Чего?" - спросил он медленно, прищурив нехорошо левый глаз и в упор теперь разглядывая незнакомца.
      -Я говорю, Ромича чего-то не видно, - уже намного менее уверенно, но все еще пытаясь держаться по-свойски непринужденно, проговорил Владимир. -Не, правда, а где он?
      - Ебёца, - так же медленно отвечал Дениска. - А те чего надо?..
      "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

      Комментарий


      • #4
        -Ты чего там, с кем? - спросил Ромич, подходя к другу откуда-то из глубины комнаты, - он для удобства облокотился согнутой рукой об его спину и выглянул тоже с любопытством в окно.
        -Да дед тут какой-то... тебя спрашивал...
        -Дед? Что за дед?!
        -Ну не дед, а так, чувак какой-то, пожилой типа, лет под пятьдесят. Вон с того балкона. Он оказывается там все видит и слышит, нас по именам уже знает, а мы-то и не в курсе...
        -Во сука... А че ему надо, чего он говорил?
        -Да говорит, Ромича чего-то давно не видно... Хе-хе... Так и говорит: "Ромич". Приятеля, бля, нашел... - тут Дениска хохотнул, покачал головой и еще раз передразнил: "Ро-омич".
        -А че ты ему сказал?
        -Я-то? Да ничего...
        -А все-таки?
        -Да чего сказал... Он, говорю, ебеца, ща придет. А ты где был-то, кстати?
        -В поликлинике, я ж говорил.
        -А, ну да. Долго... А Маринка чего?
        -Проводил. Вобщем... Боится она, короче. Надо ее... Это... Нет, ты погоди, чего-то я не пойму. Что за мужик, как он выглядит хоть?
        -Да говорю тебе, лет пятьдесят. Лопух такой, явно не москвич по виду. Да ты не ссы. Ты че думаешь, менты?
        -Все может... - Ромич покусал губу и черный ус и исподлобья теперь все поглядывал на балкон напротив. Его обеспокоенность передалась Дениске и тот тоже вдруг посерьезнел. Молча они переглянулись и тогда неожиданно Ромич отстранил друга от окна: - "Ну-ка...", - и высунулся сам почти по пояс.
        -Эй, ты чего надумал?
        - Да не люблю я этих напрягов, понимаешь. Надо разобраться, что за дела. Или все путем, или тогда валим отсюда по-быстрому сегодня же... - тут он прочистил горло и вдруг крикнул в сторону противоположного дома: - "Мужчина! Эй, мущщина! Там на балконе! Где вы там? Але!"

        Владимир Алексеевич, стоя на корточках в прихожей, копался возле стенного шкафчика, отыскивая на нидней полочке газовый ключ чтобы снять на кухне подтекающий кран и подмотать на резбу немного пакли, когда услышал из противоположного окна голос, который, как он сразу понял, был обращен именно к нему. Это было совершенно ясно. Владимир после недавнего разговора с Дениской был очень недоволен собой, ему стало даже довольно стыдно: - "И чего полез к этим?.. Черт дернул... Вроде ничего такого особенного, а неловко как-то, глупо..." - так он рассуждал сам с собой и, чтобы отвлечься, решил заняться чем-нибудь полезным по хозяйству. И тогда он услышал, как его позвали. Спрева хотел было не отзываться, - мало ли, кого там, - но потом все же какое-то смутное чувство пересилило. Посмотрел в сторону балкона, подумал мгновение, встал с корточек, отер руки, еще подумал, подтянул сатиновые домашние штаны и вышел на балкон. Отодвинул стеклянную створку пошире и выглянул.
        -Здравствуйте! - это сказал Ромич.
        -Здрасьте...
        -Меня зовут Рома. А вы меня спрашивали?


        "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

        Комментарий


        • #5
          Доджич?
          Да пребудет с нами пиво.
          Не работают цитаты? Решение здесь

          Комментарий


          • #6
            Сообщение от rew Посмотреть сообщение
            Доджич?
            А? Что?.. Кто здесь?
            rew, это ты? Нет, показалось. Нету никого. Да и с какой стати он сюда придет...
            А что это у меня тут, какой-то рассказ... Надо же... Начал писать и бросил. Нехорошо. Еще подумают, что цену набиваю. Надо дописать. Ну значит там было дальше вот что.

            -Да это я просто так, честное слово...- замялся Владимир, проклиная тот свой недавний порыв. -Просто тут у нас слышимость такая... каждое слово. Ну вот я вроде как бы и того, и познакомился с вами, типа заочно. Но это я так просто спросил про вас, я безо всякого смысла...
            -Кажись точно лох, - скривив рот в сторону Дениски, как можно тише сказал Ромич и опять обратился к Владимиру: - "А вам, значит, скучно должно быть?"
            Владимир хотел было сказать, что нет, совсем не скучно, потому что ведь человек, которому скучно, это есть самый никчемный человек, но подумав только одно мгновение, вздохнул и неожиданно для себя честно признался, - да, ребята, скучновато живется...
            -А что ж, и "Тени исчезают в полночь" даже не смотрите?
            -Нет, почему, смотрю.
            -А пашете где, если не секрет?
            -Я то? Я в ателье, по ремонту аппаратуры всякой, радио там... Это на Таганке.
            При этом Дениска стукнул вдруг босой левой ногой по грязному ботинку Ромича, и тот ему тут же, не раскрывая рта, отвечал горлом: -"угу", и уже намного приветливее потом продолжал: - "Ну давайте тогда нормально знакомиться. Нас вы уже теперь, получается, знаете. А вас как зовут?
            -Владимир, - отвечал Разумов и уточнил: Володя...
            -Отлично Володя! - вступил в разговор Дениска и еще переспросил: - "Значит радио чините? А в автомобильных приемниках тоже шарите?
            -Что? - не понял Владимир.
            -Ну, разбираетесь, в смысле?.. В автомобильных?
            В автомобильных приемниках Разумов "шарил", и даже очень хорошо, но, чтобы не выглядеть болтуном, солидно пояснил, что "смотря какой, потому что если импортный, то запчасти надо, проблема, а так, конечно, это я все могу..."
            -Надо же, как здорово, а у нас как раз приемник чего-то затрещал уж очень, от "Москвича", не посмотрите? Заплатим, - это сказал Ромич и посмотрел на Дениску, и тот тоже оживленно закивал и улыбнулся.
            -Конечно могу посмотреть. А у вас что, есть "Москвич"? Какой?
            - Новый, новый, совсем новый. Какой у нас, Рома? Четыреста двенадцатый?
            - Точно, он самый. А вы прямо сейчас заходите, и пивом угостим с воблой. У нас первый подъезд, по этой вот стороне, по правой, где лавочки, а квартира двенадцатая. Вы увидите, у нас дверь такая дермантином обитая.
            "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

            Комментарий


            • #7
              Владимир Алексеевич не знал даже что подумать: так молниеносно это все произошло. Все то, чего ему так желалось и казалось таким несбыточным, - стать вхожим в этот таинственный и манящий мир чего-то, наполненного смыслом и интересом, о чем и знать не знаешь, возможностями там всякими и таинственными словами: пингфлоид...
              Поплескавшись возле раковины в ванной под струей воды и сполоснув подмышки, загривок, лицо и грудь, потому что было все-таки в комнате душновато и он немного вспотел от домашней работы, Владимир Алексеевич обтерся полотенцем и на мгновнение замер возле зеркала с полочкой для зубной щетки. "Вот ведь, когда чего-нибудь очень хочешь, то и мечтаешь себе всякое такое, придумываешь, воображение себе делаешь и представляешь как оно все будет... думаешь что это будет и так и этак... а когда оно вдруг вот оно, на тебе, то вроде как и... как будто так оно и надо, и ничего такого... все нормально и ничего не думаешь... а чего такого... зубы почищу... а бриться не обязательно... вот еще... подумаешь, тоже мне... какой-то там Дениска... пацаны бля... ну и схожу..."

              А Дениска в это время обстоятельно объяснял дела Хромому, - тому самому здоровому малому, который иногда был виден тоже в окне вместе с этими ребятами и что-то им такое всегда хоть и невнятно, но весело бубнил басом: " гугугу, бубу!". Теперь Хромой лежал развалясь на неубранной кровати в той комнате, которая не была видна с балкона Владимира, потому что выходила совсем на другую сторону и, кроме того, была хорошо занавешена толстой чернильного цвета портьерой. Он был толст и не очень опрятен, а в комнате был холодок и полумрак, по стенам всё календари с полуголыми китаянками и возле самой кровати была приставлена этажерка с бутылками "Жигулевского". На полочке пониже тщательно обернутый тугой газетный сверток и еще ниже, это были баночки консервов, кальмары и красная икра, и еще таблетки, их было много.
              Чувствовалось, что Дениска, несмотря на веселый нрав Хромого, был к нему в каком-то подчиненном что ли положении, это сразу было ясно по их разговору, когда Хромой лениво без особой охоты спрашивал: - "Ты че там, Дениска, в натуре, забаламутил?..", а Денис терпеливо ему полушепотом что-то втолковывал, и по мере того, как дело для Хромого прояснялось, он только двигал бровями и произносил один звук: -"А-а...", но все время в разной тональности, то есть, чем больше он вникал в суть дела, тем звук был выше и протяжнее, типа: вот оно что!..

              Когда Владимир в кедах и бирюзового цвета рубашке, - не в той что была для работы, а другая, купленная у спекулянта, которому чинил "Грюндиг", модная полупрозрачная и с коротеньким воротничом, которую Володя тщательно сберегал для походов в солидные места, как-то: к зубному врачу, в ЖЭК или там посоветоваться к знакомому нотариусу, - когда он в таком виде вышел из своего подъезда, поздоровавшись с сидевшими на лавке Марьей Иосифовной и Клавдией как ее там по отчеству, и обогнув с правой стороны, там где садик, пятиэтажную хрущевку, в которой ему надо было поискать теперь первый подъезд, в это самое время, от той стены где было полуподвальное окно прачечной, отделился толстяк и захромал к сидящим на лавочке бабкам. Вежливо поздоровался.
              -Здравствуй мил человек, а ты не из Райсобеса?
              - А нет, бабушка, и даже не знаю что это такое. Мне тут мастера одного посоветовали, телевизор починить, а зовут его вроде как Владимиром. Он не тут живет, может знаете?
              -Как же, Володя из четырнадцатой! Да ведь только сейчас вышел, минуты три как. Ты его может догонишь еще, вон в ту сторону пошел, за дом...
              -А вот как он, это, ну, хороший мастер или так, халтурщик? А то у меня телевизор-то...
              -А не знаю насчет этого, но человек тихой, вежливый. Лампочку давеча вкрутил нам в подъезде.
              -И давно живет тут?
              - Года четыре будет, да. Один живет, бессемейный. Да ты побеги, побеги, догонишь ведь еще!
              - Ну бегать-то мне, матушка, не того... Нога вот...
              -Аль ты воевал? Ну нет, молодой ешшо...
              -Ну так я ему записочку оставлю, в какой он вы говорите, в четырнадцатой?..
              Поднявшись на четвертый этаж, Хромой перегнулся через перила и с минуту смотрел вниз и прислушивался и затем очень несложным движением звякнувшей отмычки отпер входную дверь.

              "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

              Комментарий


              • #8
                Приемник лежал прямо на обеденном столе, за которым теперь сидели Владимир и оба приятеля, и Володя мельком оглядывал комнату: ничего так, есть и диван и кресла, стол дубовый для обеда полукруглый и возле еще столик, поменьше и на нем журналы и сигареты. Чистенько и чувствуется женская рука. И полно хрусталя в серванте. Владимир от пива не отказался, а между тем покопался в своем чемоданчике и достал кое-какие инструменты и аккумулятор. Подключил - работает. И нормально работает, без помех. Для порядку раскрутил быстро крышку, поглядел внутрь и кое-чего потрогал, потер, пожал плечами: все в порядке вроде... А когда собрал обратно и включил музыку, то Дениска радостно воскликнул: - "О, теперь это совсем другое дело!", и Ромич даже стал удовлетворенно делать руками в такт музыке какие-то танцевальные движения.
                -Да ничего там и не было такого, - честно признался Владимир. -Я не знаю, нормально все...
                -Ну-ну, не скромничайте, Вова, вы его отлично починили, я видел, вы там какую-то фигню отверткой поправили, - это сказал Ромич, а Дениска в это время полез в карман и положил на стол с прихлопом деньги. Это был гладкий новенький красный червонец, но Владимир пригляделся и с удивлением заметил, что там их было два.
                -Это что, мне? Да тут же двадцать рублей. Вы чего, ребят?
                -А что, мало? - удивился в свою очередь Денис, и с притворной готовностью полез пальцами в тот же карман.
                -Да нет, это не серьезно, мужики, вы чего, двадцатник... Мне за большой ремонт пятерку дают.
                -Это ничего, ничего, - успокоил его Денис и даже сам сунул ему деньги в нагрудный карман и движением руки при этом дал понять, что разговор на эту тему окончен, а когда Володя снова попытался возразить, он вдруг очень убедительно попросил: - "Вы знаете, Владимир, вы пожалуйста пока вопросы не задавайте, хорошо? А то как бы преждевременно.
                -А вот мы еще пивка, - потер тогда руками Ромич и, присев на корточки перед открытым холодильником, стал в обе руки набирать вещей. Притащил три пива, копченой колбасы и банку дефицитных шпрот. Владимир был несколько обескуражен происходящим, но пива выпил. Вообще ребята ему все больше нравились и он при этом еще имел в душе такое все возрастающее ощущение, что стоит на пороге тайны. А между тем вернулся Хромой.

                Он сразу поковылял к столу и, наливая себе пива и захватывая вилкой шпроту, подмигнул и приветливо улыбнулся Владимиру, а на едва заметный вопросительный взгляд Ромича также совершенно неуловимо кивнул.
                -А у нас гости? - жуя, обернулся он к Дениске.
                -Это Володя, наш новый знакомый, и приемник отлично починил. А это Хромой, - представил затем его Денис Владимиру, и Хромой слегка при этом набок шутовски поклонился.
                -Очень приятно, - сказал Володя, - А как же ваше имя?
                -Хромой, - ответил тот и удивленно пожал плечами, оглядываясь на Дениску и как бы спрашивая, - что тут непонятного?
                В это время в дверь позвонили и Хромой поспешно встал из-за стола. "Ларик, больше некому в такое время", - пояснил он и пошел нехотя открыть. Время было около восьми вечера.
                "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

                Комментарий


                • #9
                  Ларик мышью проскользнула в прихожую и сняла плащ. Отдала Хромому газетный сверток и он ей тоже что-то такое сунул, - быстро спрятала в кармашек блузки.
                  -Что мальчики, дома?
                  -Где ж им быть, тут они...
                  -Не сбегут они у тебя? Ой смотри, Хромой...
                  -Не кипешись, дорогая, я евнух строгий. И чего вы все дергаетесь, вот и Шавка тоже позавчера была: сбегут, сбегут! Не ссы, сказано.
                  Ларик между тем заглядывала через плечо Хромого в открытую дверь комнаты и увидала спину Владимира.
                  -А это что?
                  -Да какой-то фраер потный... Мальчики нашли тут по соседству, - для дела, говорят, очень полезный. Ну а че, пускай дети духовно развиваются, оно лучше ведь если при деле каком-нибудь. И в жизни пригодится. Думали сперва - мент. Я сходил проверил, чисто. Они тут с радиолами заняты, ты знаешь, тачки курочат, а фраерок как раз по этому делу, по ремонту. Пускай играют, чего нам...
                  -Нехорошо это все, вот что. Нельзя его было сюда... Рыжая приедет, шухер подымет.
                  -Ну, приедет... это, Ларик, тебя не касается!
                  -Меня-то не касается, да смотри Хромой, чтоб тебя это не коснулось. Ой смотри!..

                  -Здравствуй Ромочка, здравствуй сладкий мой! - Ларик поцеловала Ромича в шею и в глаз. -И вам всем здравствуйте, - холодно обратилась она к сидящим за столом, увлекая при этом за руку своего любимого в ту, вторую комнату. -Истосковалась я по тебе, миленький...
                  -Вот же злоебучее создание! - со вздохом идя за ней, говорил на ходу Дениске Ромич. -Со вчерашнего истосковалась уже. И откуда такие берутся только...
                  -А что я вкусненькое принесла Ромочке! - ворковала Ларик и совала ему при этом в руку таблетку, которую тот сразу кинул в рот и так же на ходу запил пивом.
                  "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

                  Комментарий


                  • #10
                    За столом сидели втроем, важно закусывали. Из другой комнаты время от времени доносились возгласы страсти, и Хромой тогда комментировал: - "Ишь ты, похрюкивает!.. А, Дениска?! Во она где, любовь-то? Га-га!.. А, Володь?!"
                    Владимир все присматривался и, поскольку с ним пока о деле не говорили, старательно сам придумывал какую-нибудь тему для разговора.
                    -А где у вас "Москвич" стоит, в гараже или так, на улице?
                    -Видите ли, Владимир э-э... а как вас по отчеству?
                    -Алексеевич.
                    -Так вот, Алексеич, я те честно скажу, - "Москвича" у нас нет. А приемник от него есть. Так бывает, - это начал издалека Денис, и Хромой тоже подтвердил, что это точно, бывает.
                    -А что это ты, Володя, икорки не пробуешь, стесняться не надо! - тут Хромой взял столовую ложку, обтер нечистой салфеткой и зачерпнул ее полную с горкой.
                    -Вова! Ааааа! - сказал он Владимиру так, как кормят детей, заставляя открыть рот, но открыть рот он не успел, потому что в это самое время из второй комнаты вывалились Ромич и Ларчик, прямо так как вываливаются из пивной: с грохотом и бранью. Ларчик была снизу повязана только полотенцем, а жидкая грудь совершенно открыта. От нее густо пахло сексом. Уселись тоже за стол, взбалмошные, начали жадно жрать, а Денис как раз решил перейти к делу.
                    -Короче, Вова... Толкнуть можешь?
                    -В смысле продать? - Владимир взял со стола приемник и для чего-то взвесил его на ладони. -Продать это запросто. Уйдет в момент. За сотню.
                    Тут вмешался Хромой: -"Ну а если к примеру эту механику разобрать на запчасти, сколько будет тогда денег?
                    -То же самое, сто рублей... -Владимир знал о чем говорил.
                    -Ну годится. Делаем тогда так: ты сюда больше не ходи, не стоит светиться. Мы к тебе сами придем. Где, говоришь, твое ателье-то, на Таганке?
                    -Красноармейская, 34.
                    -Вот и хорошо. Придет к тебе, значит, человечек, скажет, - от Федосеича, мол. Запомни. Ты у него товар берешь, и на разборку. Твое дело чистое. Бабки пополам. Обманывать не честно.
                    -Нет, я приду к Володе, я хочу! - это влезла в разговор уже невменяемая Ларчик. - Я скажу так: я от Федосеевны!
                    - Заглохни ты, кошка! - отрубил Дениска. -Тут дело говорят.
                    -Ша, змееныш! - парировала Ларчик. -Шипеть на Шнитмана будешь!
                    Хромой слушал перепалку, одобрительно кивал и услужливо пояснил Владимиру: - "Вы не знаете Шнитмана? Хорошо лечит гонорею."
                    Владимир только сейчас начал понимать, где находится. "Малина... Это ж малина воровская... Как в том фильме... Ну и пусть. Пускай. Лучше в этот омут с головой, чем от тоски с балкона однажды прыгнуть..."

                    "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

                    Комментарий


                    • #11
                      Денис и Ларчик тем временем успокоились, а Рома спал за столом, уронив голову в остатки красной икры и лицо его от этого стало еще краснее и красивее. Обсуждали какую-то Татарку, у которой усики, и ноги волосатые, и Ларчик предложила Володе познакомить.
                      -Вам очень подойдет. Она точно нерусская, и двух зубов нету, вот тут сверху, - Ларчик показала, - но это такая тварь... Она вам очень понравится.
                      -А сколько ей лет? - спросил он рассеянно, потому что думал о другом.
                      -А хер ее знает, сколько ей. Трудно сказать...
                      Владимир не хотел думать такое, но мысль против воли лезла в голову: вот, у меня сейчас зарплата девяносто, ну плюс премиальные, еще тридцать, ну там и халтуры тоже рублей на пятьдесят в месяц, кому починить, кому поправить, а теперь если с этими делами хорошо пойдет, да пойдет, куда денется, запчасть я всегда продам, клиентов полно, а чего, все так живут, вон тоже наш директор ателье Евсей Михалыч, тот еще жук и дела делает будь здоров с аппаратурой, а я чем хуже, все воруют, и всю страну не посадишь, а теперь значит можно будет и по полтыщи в месяц иметь запросто, а годика два так покручусь, вот и деньги, да у меня своих еще на книжке две с половиной накоплено, с работы уволюсь и укачу на край света ни одна собака не найдет, женюсь тогда, на деревенской...
                      ​​​​​​-Володя, а вы не еврей случайно? Уж больно вы кудрявенький... - это опять полезла к нему Ларчик.
                      -Нет, я не еврей...
                      -А как фамилия ваша?
                      Володя немного подумал, - надо ли с ней вообще разговаривать? Хромой отошел к окну с гитарой, бренчал и слушал с ухмылкой.
                      -Ну, Разумов.
                      -Ра-азумов... Ра-зу-мов... А отчество?
                      -Хм... Ну, Алексеевич.
                      -Алексе-е-евич...
                      -Алексеич это по-русски...- вставил Дениска и ловко открыл пиво о край стола.
                      "Да ить они бывают тоже и Алексеичи, и Иванычи и даже Ми-тро-фа-ны-чи", - по слогам пьяно убеждала Ларчик, - повернув голову Владимира за подбородок пальцем немного набок, она прищурила глаз и тщательно изучила его в профиль: нос и линию лба.
                      -Не, это наш, русский, - заключила она наконец, вполне удовлетворенная осмотром, и взъерошила ему кудри: "ммм, душка", а Хромой вдруг отложил гитару и, как будто вспомним что-то и загадочно подняв указательный палец, сказал так: - "Вот я тебе, Володь, еще одну штуку хотел показать, ты, думаю, хорошо разбираешься..."
                      Пошел на кухню и пару минут там с чем-то возился, вытаскивал и даже, кажется, вставал на табурет и наконец вытащил и принес деревянный ящичек с разными железками, болтами и гайками и начал пальцами копаться в этой куче, выискивая в глубине что-то нужное. Наконец нащупал, двумя толстыми пальцами выхватил за ствол, подбросил и ловко перехватил за рукоятку, наставил прямо в лоб между глаз Владимира, так что тот отчетливо увидел в гнездах барабана серые холодные пули.
                      -За что? - прошептал он. Не то чтобы он боялся смерти, но он действительно не понял, - за что?
                      Ларчик отвернула голову, поджала плечи и сморщилась как от кислого, а Денис достал из коробка спичку и поковырял в зубах. Ромич спал.
                      - Да пока не за что. Человек ты, Вован, хороший и скорей всего честный фраер, но если ты как-нибудь вздумаешь по наивности, того... в смысле, испортить нам микроклимат и стукануть... то я, это, должен предупредить что хороним-то мы вообще-то без оркестра, и кроме того, если ты может быть надеешься там на красивую оградку, или там памятничек, то это все тоже очень наивно. Но я верю что все будет в лучшем виде. Верно я говорю? - обратился он к Дениске, и тот в ответ подмигнул левым глазом.
                      И тогда в дверь позвонили. Хромой засунул револьвер сперва в штаны под потную майку, но потом торопливо зарыл опять в кучу железок и тогда уже пошел открыть. Через минуту вернулся и вслед за ним в комнату вошла высокая девка в сером простом платке.
                      -Ой, Фантик... - удивился Денис. -Явление Христа народу...
                      Фантик ни с кем не поздоровалась и была заметно чем-то озабочена.
                      -Рыжая когда вернется? - строго спросила она Хромого, и, подойдя к нему вплотную, стала что-то объяснять, выразительно двигая густыми бровями под платком, а Хромой слушал и понимающе кивал, покусывал губу.
                      -Ну это, давай, ты пока что иди, - обратился он после этого к Володе, протягивая на прощанье руку. -Давай, топай! до встречи!
                      И когда Владимир уже было направился в прихожую, Ромич оторвал от стола облепленное икринками лицо, серьезно и трезво спросил: - "Вова... вопросы есть?"
                      -Есть... - сказал Владимир. -А что такое пингфлоид?
                      -Пинк Фло-о-оид? - удивленно протянул Ромич. -Ну это музыка...- тут он смахнул со лба икринки и сделал рукой у живота такое движение, как будто бренчал на гитаре. -Это как есть "Песняры" или там "Самоцветы", а это Пинк Флоид... Во, щас... - он порылся в кассетах, нашел нужную и воткнул в "Грюндиг". -Вот Пинк Флоид!
                      Грянула дикая музыка. Дениска, Ромич и полуголая Ларчик как по команде сорвались с мест и начали быстрый сумбурный танец, а тяжелый на подъем Хромой, не вставая со стула, задвигал вправо-влево жирным тазом и делал одновременно плавные танцевальные движения руками. Фантик на них даже не смотрела и сосредоточенно шевелила губами.
                      конец первой части
                      "Во, ети его мать!"© В.М.Шукшин

                      Комментарий


                      • #12
                        Я даже знаю чем все закончится, они его изнасилуют за круглым столом и потом сбросят с балкона
                        !!!!!!!-------!!!!!!!

                        Комментарий


                        • #13
                          Сообщение от Iren ADLER Посмотреть сообщение
                          Я даже знаю чем все закончится, они его изнасилуют
                          Я что-то не помню, чем чем все закончилось. Хотя и происходило у меня на глазах. Додж не сочиняет, он просто умеет рассказать о реально происходивших событиях.
                          Радиомастера маловероятно что изнасилуют. На воле все таки - бабы же есть. А вот Володя вполне может стать матерым, зловещим. Хотя...
                          Последний раз редактировалось Фид; 26-05-20, 09:52.

                          Комментарий


                          • #14
                            Сообщение от Фид Посмотреть сообщение
                            . А вот Володя вполне может стать
                            ага, сказки мне рассказываешь, во всех детективных фильмах свидетели не выживают. Ему еще какую микросхему койкуда запихнут, а бабы, как ты гвооришь , со временем надоедают, впрочем, как и мужики

                            !!!!!!!-------!!!!!!!

                            Комментарий


                            • #15
                              Ну, собственно, Лорик - злоебучее создание дала таблетку Ромичу, Трихопол полагаю, при гонорее, хламидиях. Вот и Шнитмана теперь припоминаю. Сёма к нему цыган водил. Они всегда лазили в местах где дворняжка побрезгует свой сунуть. Цыгане часто цепляли триппер. Одному даже 6 месяцев дали за распространение вен.заболеваний. А с цыганами Сёма работал. Они на рынках чувствовали себя как рыба в воде. Уходили от ментов. Цыгане лихо продавали дефицит. Ах, да, цыгане не упускали случая пойти вместе с Сёмой в баню. По всему табору слух прошел, что у гаджё Семёна пенис как у коня. Диковинка. Ну все относительно Ирен Адлер. Просто у цыган раза в три меньше. Минимум в два раза. Сема этого не знал, ну не обращал внимания. Пока по цыгански не стал понимать и подслушал, как цыганки обсуждали эту подробность.

                              Комментарий

                              Обработка...
                              X